Отражение культурно-исторического наследия дореволюционной России в «Азбуке» Е.М. Бём

Отражение культурно-исторического наследия дореволюционной России в «Азбуке» Е.М. Бём

Наиболее ярким явлением в истории мировой культуры конца XIX - начала XX вв. является «русский стиль». Он был связан с потребностью общества «выразить идеи самобытности, народности и национальности в русском искусстве, сделав видимым и наглядным то, что в определенный отрезок времени кажется выражением народного духа в представлении людей того или иного периода, что отличает нацию как определенную этническую целостность от других, ассоциируется с корнями национальной культуры». Иллюстраторы и литераторы черпали вдохновение в древних рукописных книгах.

В это время художники все чаще стали обращаться к древнерусскому искусству, чтобы через сохранение ценностей создать современный, новый стиль эпохи, претендующий на высокую духовность. Занимаясь иллюстрированием книг, они старались осмыслить и возродить традицию, возникшую на заре русской книжности. Они стремились добиться композиционного и стилистического единства шрифта, орнамента заставок, инициалов и композиции иллюстраций. Новый виток развития единства слова и изображения с опорой на древнерусские книжные традиции привел к возможности показать и почувствовать то, что не было прочувствовано или прочитано в тексте, что, по сути, не лежало на поверхности. Русские художники, увлекшись историей России допетровского времени, сочли необходимым попробовать себя не только в качестве иллюстраторов древнерусских произведений, но и выступить в роли книгописцев и изографов, таким образом возобновить процесс старинного книгописания.

Мощным источником художественного вдохновения в начале XX в. стал русский фольклор. Иллюстрации на фольклорные темы заняли не менее значимое место в книге, чем сам текст, и книга превратилась в подлинное произведение искусства. В этот период происходил процесс обращения русского общества к национальным традициям, с чем связан рост интереса к изучению рукописной книги, являющейся неотъемлемой частью родной истории. Мне кажется, что сейчас мы переживаем похожий период – время обостренных поисков национальной идентичности, расширения представлений об истории и традициях народа.

В роли иллюстраторов русских сказок, былин, пословиц и поговорок, создателей образов фольклорной рукописной книги в начале XX вв. выступила художница Елизавета Меркурьевна Бём, чья жизнь была тесно связана с Ярославской губернией.

Елизавета Бём

Елизавета Меркурьевна Бём (1843-1914) – художница, изограф, была популярна в царской России, а позже – среди эмигрантов. Она была известна как виртуоз силуэта и акварели. Ее трогательные рисунки завоевали любовь и всеобщее признание. В Европе открытки Елизаветы Бём начала XX века с румяными, круглолицыми детьми, популярны по сей день. К примеру, во Франции, их переиздают специально для коллекционеров. Ярославская ветвь в родословной Е.М. Бем происходит от вологодских дворян, старинного рода, который вёл своё начало ещё с XVI в6. В 1793 году Иван Николаевич Эндоуров, прадед Е.М. Бем вологодский помещик, губернский прокурор Вологодского наместничества, надворный советник – приобрел имение по соседству с вологодскими землями в Пошехонском уезде Ярославской губернии, был вписан в Дворянскую родословную книгу Ярославского наместничества, ее шестую часть (древние дворянские роды), т.е. стал пошехонским помещиком и ярославским дворянином. Его сын, дед Е.М. Бем, Николай Иванович Эндоуров, поручик, помимо земель в Вологодской губернии, владел селом Щетинским Пошехонского уезда Ярославской губернии.

Елизавета Меркурьевна Бем родилась в Петербурге 12 (24) февраля 1843 года. В 1848-1857 годах она жила в имении отца селе Щепцово Пошехонского уезда. Когда ей исполнилось 14 лет, по настоянию родственников она возвращается в Петербург для обучения в рисовальной школе. Елизавета Меркурьевна была одной из первых женщин, получивших профессиональноехудожественное образование. Большими поклонниками её искусства были Александр III и Николай II, И.Е Репин, И.И. Шишкин, И.К. Айвазовский, В.М. Вас нецов и М.А. Врубель, И.С. Тургенев и А.Н. Майков, И.А. Гончаров, Н.С. Лесков и В.Г. Короленко, ее работами восхищались художники-передвижники и великие князья, а учителем её был великий портретист И.Н. Крамской.

На протяжении жизни Е.М. Бем неоднократно приезжала в родное имение. Во все времена этот край мало был затронут цивилизацией и представлял собой живописную глухомань: холмистую местность, изрезанную речками и ручьями, богатую густыми лесами, изобилующими зверьем и птицей. До ближайшего уездного города Пошехонья более 40 верст. Здесь и начала она рисовать иллюстрации к произведениям Н.А. Некрасова. Подтверждением тому служат воспоминания сестры Е.М. Бем, Л.М. Эндауровой: «Более удачного места для ознакомления с русской крестьянской жизнью нельзя было выбрать. Там в первый раз пришло ей в голову рисовать силуэты - сценки из крестьянской жизни. Народ там был еще мало тронут цивилизацией. Красивый, рослый, типичные великороссы, те самые, которых описывал Некрасов. Как раз в этих же местах, неподалеку бывал он [...] Детей Елизавета Меркурьевна очень любила. И крестьянские дети с нетерпением ждали ее приезда, с удовольствием позировали. Художница всегда имела запас рисунков маленьких натурщиков для своих петербургских работ. И дело здесь, видимо, было не только в гостинцах из города, привозимых доброй барыней, а в приобретенном с детства умении ладить с крестьянами, понимать их образ жизни».

Азбука

«Азбука», состоящая из тридцати акварелей, иллюстрирующих русский алфавит, стала особенно важной и желанной работой в жизни художницы. Форма и содержание азбуки должны были соответствовать определенным требованиям: во-первых, материал необходимо было располагать строго по алфавиту, во-вторых, нужно было использовать как можно больше слов на каждую ключевую букву. Ребенок должен был, рассмотрев несколько предметов, назвать их и соотнести с изображённой на странице большой прописной буквой. С азбукой, прежде всего было связано представление о всеохватности. Но в то же время, поскольку в ней приводились «азбучные истины», считалось, что азбука должна быть краткой, понятной для ребенка из любого сословия.

Создавать иллюстрированную "Азбуку" Е.М. Бём начала в 1911 году. Но в отличие от общих требований произведение художницы было задумано не только для обучения грамоте, но и для знакомства с бытом, материальной и духовной культурой Руси. Используя композицию азбуки, Елизавета Бём, попыталась создать оригинальный альбом, представляющий собой историю России в картинках.

Разнообразные и необычно красивые рукописные буквы из «Буквицы» времен Алексея Михайловича послужили поводом к составлению «Азбуки». «Это дало мысль применить и подобрать рисунки на каждую из букв, придерживаясь по возможности, духа того времени или сказочного или народного. Текст к каждой буквице составили Елизавета Меркурьевна, профессор Ф.Д..Батюшков и знаток фольклора Е.Опочинин. Заставки и виньетки в новгородском стиле к акварелям исполнил Н.Иванов». «Азбука» была напечатана в 1914 году на лучшей французской меловой бумаге в Париже.

Роскошный коленкоровый переплет с двумя металлическими под старое серебро застежками и пряжками превратил "Азбуку" в произведение искусства. Главной же темой одаренной рисовальщицы был мир детей. По свидетельству С. Лаврентьевой, первого биографа Бём, художница основательно готовилась к летним поездкам в свое родовое имение, закупая множество подарков для крестьянских детей. В деревне «...барыня, одарив всех, принималась за срисовывание своих маленьких друзей, во всех видах и положениях, чего они не избегали, но охотно позировали...».

На страницах "Азбуки" дети, одетые в старинные костюмы, наглядно демонстрировали смысл непонятных слов. Елизавета Бём изображала детей в парчовых боярских кафтанах, в доспехах богатырей, в одежде сокольничего, опричника, юродивого в пышных сарафанах и в простых деревенских одеждах. Их фигуры включались в единую композицию с образцами архаичной каллиграфии, с изображениями предметов утвари, животных.

Художница создала 30 оригинальных композиций, сочетающих в себе древнюю буквицу и многообразие рисунков: человеческий типаж, исторические костюмы, предметы быта, постройки, трофеи, символы власти, птиц, животных, пресмыкающихся, растения, грибы. Все это соединяется воедино с текстами молитв, шутливых коротких стихов, загадок, пословиц и поговорок. Каждая композиция ярко характеризует понятие «русский стиль» и вмещает часть богатейшего наследия народа. Е.М. Бем удалось воплотить в жизнь совершенно новое представление о рукописной книге как о комплексном произведении искусства.

Заглавные буквы в "Азбуке" Бём

Заглавную букву увеличенного размера, с которой начинается текст книги или главы называли инициал (от лат. «начальный»), но в русской традиции инициал чаще всего именовали буквицей.

Буквица могла быть шрифтовой или декорированной, одноцветной или красочной, но, как бы она ни была исполнена, первое и главное её назначение — привлечь внимание читателя. На что же опиралась художница Е.М.Бём, придумывая образ буквы? Это были старинные русские рукописные книги. Рассмотрим древнейшие из сохранившихся русских книг: Остромирово Евангелие, Евангелие Хитрово, Евангелие Кошки, новгородскую Пластырь и Изборник Святослава, которые оформлены в византийской манере. Перед нами обозначилась задача: опиралась ли художница на стиль заглавных букв древнерусских книг в поисках орнамента.

Буквица из Остромирово Евангелия

Из всех способов украшения заглавных букв древнерусских художников-изографов больше всего привлекали растительные мотивы. Мачты таких букв рисовались витыми или составленными из нескольких коленцев. На их окончаниях и в местах сочленений набухали почки и завязывались молодые побеги. Широкие листья, плавно заворачиваясь, намечали естественные изгибы письменных знаков, а цветочными бутонами эффектно завершались буквенные петли. Смелые сочетания ярких красок ткали неповторимый, праздничный наряд книги. Сурик и киноварь, бакан и охра, ярь и празелень, лазорь и голубец - чем только не расцвечивались буквицы в русских рукописях! Был и особый вид письма - златой - контур красочной буквы обводился чернилами из творёного золота, придавая ей вид драгоценного украшения.

Обратим внимание на оформление Юрьевского Евангелия. Фантазия, с которой оно оформлено,завораживает. Из персонажей евангельских инициалов можно собрать целый зверинец: здесь есть верблюды и кони, медведи и львы, пантеры и волки, кошки и собаки, змеи и рыбы. Из птиц обитают павлины, фазаны, орлы, журавли, вороны, голуби. Имеются даже единорог и алконост. Воображение художника превращает букву «Р» в руку с ветвью, «В» - в виноградную лозу, «Е» - в благословляющую десницу.

Буквицы Юрьвеского Евангелия.

Новгородское Юрьевское Евангелие имело огромное влияние на местную школу украшения рукописей. Более того, эта книга вправе быть названа предвестницей нового стиля: именно в этих книгописных мастерских в XII столетии на рисунках буквиц появились первые звери и птицы, опутанные лентами и ремнями. Разнообразные существа изображались одной линией и плавно переходили в плетёный узор, как в буквах «угринца Феодора» (монаха Юрьевского монастыря). Однако понемногу в них начинала преобладать декоративность. Ремни завязывались в замысловатые узлы, звери свивались шеями и хвостами, переплетались лапами и крыльями, одно животное появлялось на свет из пасти другого...

Странные формы этих напряжённых и беспокойных созданий побудили русского учёного XIX века Ф.И. Буслаева объединить их под общим названием «чудища», а за новым орнаментом закрепилось определение тератологический (от греческого терш; — чудище, чудовище).

Сравнив стилистику буквиц Е. М. Бём и новгородских книг, приходишь к выводу, что последние оказали большое влияние на формирование орнамента. Книжный убор новгородских книг уникален: «от рукописи к рукописи орнамент буквиц становился всё сложнее, рисунок выполнялся всё искуснее, звери всё больше и больше терялись в плетениях. Контур буквы стал настолько размываться дробным узорочьем, что её фон приходилось раскрашивать, чтобы облегчить чтение. В Новгороде для этого использовали серо-синие и голубые тона, в Пскове синие соперничали с зелёными, в Рязани предпочитали только зелёные. Ведь ни латинские, ни греческие манускрипты подобных инициалов не знал». Исследователь Ф. И. Буслаев находил, что рвущиеся из ремней звери новгородских рукописей «напоминают о бедах монгольского нашествия». Известный палеограф В. Н. Щепкин в красках этих букв (красная, жёлтая и чёрная) усматривал «напоминание о зареве пожаров». В XIII веке кроме многочисленных драконов и змей, птиц и собак, медведей и зайцев в очертания тератологических буквиц стали включать фигуру человека.

Рассмотрим Евангелие Хитрово - рукописное Евангелие-Апракос конца XIV века. Оно получило название от своего владельца - боярина Богдана Хитрово, который принял рукопись в дар от царя Фёдора Алексеевича. В настоящее время Евангелие Хитрово находится в собрании Российской государственной библиотеки. Евангелие имеет богатый декор (заставки, инициалы, миниатюры и символы евангелистов). Происхождение рукописи относят к московской школе Феофана Грека, а авторство ряда миниатюр приписывают его ученику - Андрею Рублёву.

Таким образом, мы можем прийти к выводу, что в «Азбуке» Е.М. Бём : буквы «Б», «В», «З»,«С» имеют обозначенную в христианских книгах символику. Буква "Б" схожа с заглавной буквой Евангелия Хитрово, "В" - Мирославова Евангелия. "З" - Евангелия Кошки, буква "С" в стиле Юрьевского и Мирославова Евангелия, "К" - заглавные буква балканского типа, "Н" - нижегородской Псалтыри, "Ж" и "Х" - древнерусских грамот, в других буквах присутствуют растительные мотивы.

Изразцовый сюжет в "Азбуке"

При оформлении большинства страниц «Азбуки» художница использовала изображения изразцов. Откуда же она брала такие сюжеты? На страницах книги Елизавета Бём помещает муравлёный изразец всадника Георгия Победоносца, напоминающего изразцы трапезной Борисоглебского монастыря, ярославского храма Архангела Михаила и Иоанна Предтечи, костромского храма Святой Троицы. Изображения льва (иллюстрация к букве «Л») напоминает изразцы ограды церквей Ростова Великого и Нижнего Новгорода. Сирин выполнен разноцветной эмалью схож с изразцом храма в Угличе, грифон ближе к терракотовой керамике, как и изразцы храма Иоанна Златоуста и Николы Мокрого (г. Ярославль). Изображения зайца и русалки по тематике напоминают изразцы, которыми украшали русские печи.

Истоки русского изразцового ремесла связаны с древним Киевом X–XI веков, Старой Рязанью и Владимиром XII века, где археологами найдены первые керамические изделия с прозрачной многоцветной глазурью. Применялись изразцы повсеместно — и в светской архитектуре, и храмовой. Различают изразцы терракотовые, так называемые красные; муравленые или глазурованные (зеленые) изразцы.

В истории архитектурной керамики видное место занимает ярославский изразец. В Ярославле существовала собственная школа изразцов, что отразилось, что отразилось на храмовой архитектуре города. Известны два памятника XVII века, украшенные муравлёными изразцам - церковь Рождества Христова и церковь Михаила Архангела (изразец скачущего всадника, грифа). 

Изразец церкви Богоявления (г. Ярославль) 

Последняя четверть XVII века была временем, когда в Ярославле широко использовались многоцветные эмалевые, или ценинные изразцы с использованием эмалей четырех цветов: белого, желтого, бирюзово-зеленого и синего. Кроме эмалей, ими применялась прозрачная коричневая полива, которая на красном черепке изразца имела красивые оттенки. Изразцами 80-х годов XVII века украшен Введенский собор Ярославского Толгского монастыря. В последней четверти XVII века в такой наряд оделись дома и печи, монастыри и храмы. Ярославль мог соперничать с Москвой обилием многоцветных эмалевых узоров. Этот декор обогатил в 80–90-е годы XVII века не только вновь возводящиеся храмы, но и ранее построенные церкви Ярославля: Иоанна Златоуста и ее колокольни в Коровницкой слободе, Федоровской Богоматери за Которослью, Богоявления, в интерьере галереи церкви Ильи Пророка и особенно замысловато в церкви Николы Мокрого, Тихвинской Богоматери, Петра и Павла. Используемые художницей изображения изразцов имеют существующий аналог в храмовой архитектуре Ярославского края.

Церкви и церковная утварь в "Азбуке"

На нескольких иллюстрациях исследуемой книги представлены изображения церквей и соборов, служивших так называемой "визитной карточкой" России. Мне захотелось установить названия храмов и дату постройки. Прежде всего, это Соборы Московского кремля, изображенные на картинке с буквой "М" и на букву "Ц" изображены Успенский собор Московского Кремля, церковь Преображение Господня в Кижах, Собор Василия Блаженного в Москве. Возможно, художница считала, что каждый ребенок должен знать и узнавать эти храмы.

В оформлении азбуки автор использовала много изображений, связанных с церковной жизнью: складень, хоругви, иконы, колокол, кресты, просфора, чётки, дьяк, иконописное изображение ангела-хранителя и херувимов в стиле Виктора Васнецова, участвующего в росписи Владимирского собора Киева; св. Георгия Победоносца, инок, кресты, уникальный фонарь, который хранится в Ново-Иерусалимского монастыря под Москвой. Православная Русь так прочно вобрала в свою повседневную жизнь образы духовной культуры, что «Азбука» Е.М. Бём была бы немыслима без религиозных сюжетов.

Культурное наследие в современном понимании – это та часть общественного достояния, которая освоена культурным поколением людей и передается по наследству. Объект культурного наследия – это концентрация векового опыта, материализованная в каком-то конкретном виде.

Ценностная характеристика его определяется в непреходящем значении как источника изучения и вдохновения. "Азбука" Е. М. Бем вобрала в себя зримые образы нашей страны, православного русского мира, родного ярославского края. Иллюстрации к Азбуке настолько красочными, настолько красивыми, что стали одной из лучших работ этой замечательной русской художницы. Выполненные в славянской манере, с учётом тысячелетних традиций, обычаев русского народа, они приковывают к себе взгляд. Е.М. Бем удалось воплотить в жизнь совершенно новое представление о рукописной книге как о комплексном произведении искусства.

Софья Козлова

Лицей № 86


19 июня | 26 просмотров