Женщины искусства в провинциальном городе. Юлия Жадовская

Биография

Ю. В. Жадовская родилась 29 июня (11 июля) 1824 г в селе Субботине Любимского уезда Ярославской губернии, в семье потомственного небогатого дворянина, в молодости служившего на флоте, а затем занимавшего пост чиновника особых поручений при ярославском губернаторе и председателя ярославской палаты гражданского суда, человека крутого, тяжелого нрава. У девочки был врожденный физический порок — отсутствие левой руки и двух пальцев на правой. Она рано лишилась матери и с трех лет воспитывалась у бабушки в дворянском имении Костромской губернии, потом была перевезена в Кострому на попеченье состоятельной тетки А. И. Корниловой, под девической фамилией Готовцовой выступавшей в журналах со стихами, женщины широкого образования. А.И. Готовцева очень серьезно отнеслась к воспитанию племянницы, обучала ее французскому языку, истории, географии и знакомила с русской и зарубежной литературой.

«Она поглощала все то, что заключала в себе небольшая библиотека бабушки, — рассказывает ее брат Л.В. Жадовский в своих воспоминаниях. — Так росла она, пользуясь деревенской полной свободой, на лоне природы, под благотворным влиянием которой складывался характер девушки, мечтательный, вдумчивый, терпеливый». В Костроме же Юлию Валериановну поместили в частный пансион, где

среди преподавателей был словесник Петр Миронович Перевлесский, впоследствии известный филолог. Он заметил поэтическое дарование ученицы и продолжал с ней занятия, когда в 1840 году Жадовская стала жить в доме отца в Ярославле.

Молодые люди полюбили друг друга, но отец категорически воспретил брак дочери с разночинцем, сыном дьякона. А Юлия, примирившаяся с суровым решением отца, на всю жизнь осталась со своими воспоминаниями о большой и несчастной любви. Много горя и душевных страданий выпало на долю молодой девушки. Но ни слабое здоровье, ни деспотизм отца, ни трагедия несостоявшейся любви не сломили воли к жизни и творчеству этой прекрасной русской женщины. В письме к Ю.Н. Бартеневу она писала: «Дай бог всякой женщине выбиться из-под гнета сердечных страданий, несчастий, неудач и горя, не утратя сил и бодрости духа. Любовь для женщины, особенно первая (а первой я называю и последнюю, то есть ту, которая всех сильней), есть проба сил и сердца. Только после такой любви формируется характер женщины, крепнет воля, является опытность и способность размышлять».
Чтобы заглушить боль утраты и сгладить одиночество, Юлия Валериановна взяла на воспитание сироту, двоюродную сестру А.Л. Готовцеву, вышедшую впоследствии замуж за профессора Демидовского лицея Федорова В.Л.

Стихи в доме изначально она сначала писала тайком; Отец, когда узнал о таланте дочери пытался искупить вину перед ней, он стал способствовать ее поэтическим знаниям, а также, несмотря на ограниченные средства, повез в Москву, Петербург, где она познакомилась с Тургеневым, Вяземским, Аксаковым, Погодиным и другими известными писателями.

Погодин первым, напечатал этнографический очерк и два стихотворения Жадовской в журнала «Москвитянин» (1843). Побывали Жадовские и в Петербурге, где юная поэтесса встречалась с Вяземским, Тургеневым, Некрасовым. Дважды она выпускала сборники стихов — в 1846 и в 1858 годах, которые благосклонно оценивались критиками.

Наперекор судьбе

Когда у друга их семьи ярославского доктора К.И. Севена умерла жена, Жадовская пожертвовала собой ради благополучия других, вышла за него замуж, чтобы воспитать осиротевших детей и окружить заботой и вниманием старого доктора. Кроме того, в течение пяти лет она ухаживала за тяжело больным отцом.
Вскоре после смерти отца заболел и умер муж, оставив на ее попечение большую семью. В последние годы жизни Жадовская отошла от активной творческой деятельности. В 1870 году Жадовская приобретает имение в селе Толстиково (в семи верстах от г. Буя Костромской губернии), где и жила безвыездно, много болея.
28 июля (9 августа) 1883 года Ю.В. Жадовская умерла. И мя Жадовской и лучшие ее стихи сохраняются в памяти искренних любителей и ценителей поэзии.

О стихах

В 1846 г. в Петербурге вышел первый сборник ее стихотворений, благосклонно встреченный читателями и критикой. При некоторой монотонности и бедности формы стихи Ю. В. Жадовской несут большой лирический заряд и завоевывают симпатии читателя. Религиозные мотивы, проступавшие в творчестве Жадовской, не мешали чувствовать в ее стихах живую и нежную страдающую душу. Какими-то гранями стихотворения Ю. В. Жадовской связаны с русской народно-песенной традицией. С годами в них все сильнее давало себя знать влияние Некрасова, звучала нота протеста против социальной несправедливости. С большой сердечностью поэтесса писала о бедности и нужде народа. Ее стихотворения «Грустная картина!..» и «Нива» много лет входили во все школьные хрестоматии и были известны по всей России.

Литературные критики о Юлии Жадовской

Жадовская была замечена многими российскими критиками и писателям. Так, например, романом «Женская история» еще в рукописи заинтересовался Достоевский, и в 1861 г. опубликовал его в своем журнале «Время».

Белинский, анализируя ее стихотворение «Меня гнетет тоски недуг», писал: «Но нужно слишком много смелости и героизма, чтобы женщина, таким образом отстраненная или отстранившаяся от общества, не заключилась в ограниченный круг мечтаний, но ринулась бы в жизнь для борьбы с нею». Суровая критика Белинского имела очень большое значение для дальнейшего идейного и творческого развития Жадовской. Она с благодарностью вспоминала: «Он один умел, хотя и резко, но верно обозначить достоинство того или другого произведения. Его сухая правда ценилась мною дорого».

А. Скабичевский писал, что в самой судьбе Жадовской очень много типичного для образованных, обыкновенных женщин своего времени.

Анастасия Сухомлинова

Лицей № 86

10.11.2014 | 212 просмотр