Елизавета Бём и Ярославский край

Елизавета Бем (в девичестве Эндаурова, 1843—1914) — одна из первых женщин в России стала профессионально заниматься изобразительным искусством, получила специальное образование, добилась успеха и признания как иллюстратор, мастер силуэта, автор изделий из хрусталя и многочисленных открытых писем. Жизнь и творчество Елизаветы Бем тесно связаны с ярославской землей.

Детство юной Елизаветы Бём

Деревню и деревенский быт Елизавета Меркурьевна любила: “Самые лучшие воспоминания у меня связаны с деревней и я сожалею тех детей, которые лишены этих радостей”говорила она.

Не удивительно, что сельское приволье, первозданная природа, дружественные отношения в семье оставили самые добрые воспоминания у будущей художницы о детских годах и во многом сформировали ее характер и наклонности. Действительно, семья была большой и очень дружной.

Между детьми всегда были близкие отношения, которые сохранились на всю жизнь. Елизавета выделялась развитым воображением, сильным характером и добрым нравом. Впоследствии она стала объединяющим “центром в семье”.

Братья и сестры Е.М. Бём оставили о ней трогательные воспоминания, написанные с большим уважением и любовью: “Елизавета Меркурьевна была очень хорошей рассказчицей и обладала громадной фантазией. Еще девочкой, глядя на причудливые облака или на отражение заходящего солнца в больших окнах оранжереи, она выдумывала и рассказывала младшим детям разные фантастические истории, где фигурировали всевозможные чудовища, рыцари и пр. — она называла их “воздушными замками”, и мы, дети, очень любили эти воздушные замки”.

Осознание таланта

Там же в деревне Е.М. Бём делала первые шаги в рисовании: “Любовь к рисованию у меня была с самых малых лет; и я иначе себя не помню, как рисующей на всех клочках бумаги, которые попадались мне в руки”
Талант юной художницы не остался незамеченным: “С самых ранних лет уже заметили у неё талант к рисованию одни наши хорошие знакомые Витовтовы, большие любители и знатоки живописи, когда она рисовала и вырезала для себя и сестры бумажных кукол. Потом как-то она срисовала группу знакомых за карточным столом и так хорошо схватила сходство и выражения, что те пришли в восторг, и по их совету она поступила в рисовальную школу”.

Социальная среда, в которой формировалась будущая художница, — это провинциальные помещики, служилое и военное дворянство. По всему видно, что будущая художница нашла поддержку в семье своему увлечению рисованием, которое вышло за рамки дамского занятия, традиционного для дворянской домашней культуры, и превратилось в профессиональную деятельность. Сыграло роль и влияние родственников со стороны матери: двоюродного дяди А.А. Ильина, владельца “Картографического заведения” в Петербурге. Именно в его доме поселилась четырнадцатилетняя Елизавета Эндоурова, когда приехала поступать в Рисовальную школу Общества поощрения художеств, единственное учебное заведение в России, где женщина в то время могла получить профессиональное художественное образование.
Не исключено, что в годы учебы в Петербурге Елизавета Эндоурова проводила летние каникулы в родовом имении. Доподлинно известно, что после окончания школы в 1864-1865 она жила в деревне год, “много рисовала, в то время увлеклась рисованием животных — телят, котят, собак и т.д.”.
Не случайно за свои рисунки она получила серебряную медаль Общества поощрения художеств, а в 1870 году — Поощрительную медаль Академии художеств. С.И. Лаврентьева, учившаяся в рисовальной школе в 1862-1967 годах, вспоминает: “К выдающимся художникам того времени можно присоединить Эндаурову […] вскоре после моего перехода в натурный класс,она оставила школу, уехав в деревню, откуда присылала рисунки, заслужившие ей на экзамене все медали, как большие, так и малые”.

Личная жизнь

С 1865 года Елизавета Эндаурова постоянно жила в Петербурге. В 1867-м она вышла замуж за Людвига Францевича Бёма. После замужества и рождения дочери связь с родовым гнездом не прерывалась.
Елизавета Меркурьевна рассуждала : «Установилось мнение, что с замужеством женщина всегда или большей частью прекращаает свои занятия искусством, всё равно, музыка это или живопись или что другое, не находя для этого достаточно времени. Вспоминаю при этом слова нашего великого писателя Л.Н.Толстого, который говорил, что у кого есть призвание действительное, то для этого найдётся время, как находишь его для того, чтобы пить и есть. И это совершенная истина; чувствую это по опыту. Любя всей душой своё занятие, я и по выходе замуж и после того, как родила ребёнка, всё так же, если ещё не более, занимаюсь любимым делом».

Творчество

Здесь в ярославской деревне брала художница образы, которые стали любимыми и впоследствии прославили ее: рисунки животных и детей, сцены деревенской жизни, иллюстрации к русской литературе. Эти “демократические” темы вошли в моду, стали актуальными в искусстве 1860-1870-х годов.

Елизавета Меркурьевна не писала большие картины, но её рисунки пользовались неизменной популярностью. Чаще всего она рисовала сценки с детьми. С середины семидесятых годов стала работать и в технике литографируемого силуэта, который она собственно и создала и таким образом возродила искусство ситуэта в России.

Казалось бы, даме скорее пристало изготовлять силуэты лёгким и привычным способом — вырезанием из чёрной или тонированной бумаги. Но художница избрала свой путь, Она тщательно вырисовывала пёрышки птичек и кудряшки на головке деревенской девочки, шерсть собаки и кружева на платьях кукол — мельчайшие подробности делали графику Елизаветы Бём необычайно тонкой, душевной, живой, по ним можно было
понять то недоговорённое, что оставалось скрыто от зрителя внутри её силуэтов.

Мнения маститых художников о Елизавете Бём:
Интересно, что маститые художники восприняли её работы с нескрываемым восторгом. Её учитель Крамской писал: «И что за совершенство были эти силуэты! В них угадывалось даже выражение на лицах маленьких чернышей». Илья Репин, подарив художнице свою картину, начертал на обороте холста: «Елизавете Меркурьевне Бём в знак моего глубочайшего почитания ее таланта. Ее «черненьких» я люблю больше многих-многих беленьких».

Итог:

Таким образом, хронологически с ярославским краем связаны годы становления и начала творчества Е.М. Бём: 1848-1857, 1864-1865, летние сезоны 1867-1875 (?). Это немало само по себе. Но нам представляется, что эту связь можно рассматривать шире. Детские впечатления для Бём — самые яркие, они навсегда западают в душу, живут там подспудно и выходят на свет в новом качестве, формируя характер мировосприятия личности.

С началом Первой мировой войны, на 71-м году своей жизни, уже одинокая вдова, давно продавшая и Страдивари, и многие полотна, безвозвратно проводившая внуков на фронт, Елизавета Меркурьевна писала: «…Я все еще не оставляю своих занятий, несмотря на слабость зрения и боль в изработанных руках… тружусь не в силу необходимости, а очень любя свое дело… Благодарю Бога за наслаждение, дарованное мне через призвание. А сколько замечательных людей оно мне доставило, сколько подарило дорогих, дружеских отношений…»
Знаменитые работы Елизаветы Бём:

Анастасия Сухомлинова

Лицей № 86

10.11.2014 | 238 просмотр